Мастерская истории

Проект

В описании проекта зафиксировано: «Сталинград заряжен мифически – город является местом памяти par excellence (По Этьену Франсуа и Хагену Шульцу под местом памяти понимается «[…] длительно
существующие, переживающие поколения места кристаллизации коллективной памяти и идентичности, которые переплетены с общественными, культурными и политическими обычаями и которые изменяются в таком объеме, в котором изменяется способ их восприятия, принятия, применения и переноса». См.: Deutsche Erinnerungsorte, Bd. I, Etienne Francois, Hagen Schulz (Hrsg.), München, 2002. S.18) [...] Сталинградская битва (1942-1943) представляет собой в национально-историческом плане conditio sine qua non для России и Германии – память о Сталинградской битве для русских и немцев национальная неизбежность. Однако кто помнит где, что и как? […]»

Наше исходное наблюдение заключается в том, что в России и Германии по-разному вспоминают о Сталинградской битве. По сей день определяющий импульс исходит из факта советской победы и немецкого поражения. Российская память о Сталинграде – это все еще событие масштабов страны. Даже спустя 65 лет после победы над 6-ой армией в центре официальной памяти Волгограда стоит патриотизм как первостепенный памятный мотив. Репрессиям до и после войны, как и военным ошибкам Сталина, отводится незначительная роль в кристаллизации коллективной памяти. В Германии о Сталинграде вспоминают чаще всего благодаря теле- и кинопродукции, которая обращает преимущественное внимание на страдание и смерть немецких солдат. Белые пятна в немецкой памяти о Сталинграде все еще сводятся к тяжести совершенных немцами преступлений.

Чтобы ограничить нашу область исследований, мы сконцентрировались на двух волгоградских выставках, посвященных Сталинградской битве: с одной стороны, на экспозиции Государственного музея-панорамы «Сталинградская битва», с другой стороны, на выставке «Ангелы спасения» в музее центрального универмага г. Волгограда. Нашей задачей явилось исследование и критическое сопоставление экспозиций на предмет замысла выставки, ее назначения и функций, а также мнений и отзывов. Другой вопрос касался отражения участия солдат из других европейских стран в Сталинградской битве. Целью проекта первоначально выступала разработка немецко-русского комментария к выставкам. Он должен был быть опубликован и служить основой для экскурсий в вышеназванных музеях.

… в качестве начала

С момента начала проекта в его содержательной стороне произошли некоторые изменения: мы должны были отказаться от сложной задачи дачи рекомендаций (в непосредственном смысле) по дальнейшему развитию выставок, анализ которых мы провели. Вопреки первоначальному планированию мы смогли организовать дополнительную поездку в Германию. Так был устранен некоторый перекос в первоначальном замысле, который с самого начала вызывал сомнения у большинства участников. Ведь каким образом мы хотели сравнивать немецкую и русскую культуру памяти, не принимая во внимание немецкое соответствие тем двум выставкам, которые были выбраны для посещения в Волгограде? Становилось все яснее, что мы не хотим мириться со сложившимися условиями данного перекоса, вызванного положением между немецкой и русской культурами памяти: Битва состоялась на русской земле и завершилась, как известно, победой Красной Армии и поражением 6- ой армии вермахта. По большей части данный факт обусловил то, что в отличие от России, в Германии нет жертв Сталинградской битвы среди гражданского населения. Как мы неудовлетворенно отметили, для культуры памяти это означает следующее: В Германии есть только участники войны (и их близкие), которые помнят о данном событии или от этого отказываются. В связи с этим в стране нет музея о Сталинграде, как нет и остановки метро с одинаково звучащим именем. Естественно? Так же естественно, как и то обстоятельство, что в России 9-го мая, а в бывших странах- союзниках 8-го мая празднично вспоминают конец войны, в то время как правительство ФРГ в 70-х годах в конкуренции с ГДР проголосовало против такого дня памяти, что еще в 80-х годах существовали попытки объявить 8-ое мая «Днем Поражения» и «Днем Советизации средней Германии»?

В любом случае благодаря заинтересованности Немецко-русского музея в Берлин-Карлсхорсте в нашем проекте мы все-таки смогли обратить внимание на немецкую традицию памяти о Сталинграде с позиций музея.

Институционализация нашей немецко-русской мастерской истории не была предусмотрена изначально. С октября 2007 года мы являемся зарегистрированным общественным объединением «Западно-Восточный Трикстер». Нам удалось получить одобрение на продление сроков действия проекта нашей мастерской истории, в соответствии с чем будем продолжать работу над проблемой Сталинграда как места памяти во втором цикле проекта: в качестве ответа на предыдущий проект мы обратимся к реакциям/рефлексиям молодых людей на официальную традицию памяти о Сталинграде в России и Германии.